projects
english
texts
epilogue
contacts
links
 

Коммунист.

рассказ Саши Маргорина.
(проект «Художник-коммунист Саша Маргорин»)

Смысл в том, что я - художник, и моё искусство всегда имело отношение к левым идеям. Свобода... Равенство... Я был, попросту говоря, экстремист и мне хотелось читать Ленина, Мао, чтобы питать свой экстремизм чужими теоретическими разработками. Это естественно для молодого человека - перенимать чужие идеи.
В школе я слыл антисоветски настроенным. Ухмылялся на уроках обществоведения, задавал разные вопросы... Я не боялся за свою характеристику, и мне нравилось казаться умнее других. В итоге характеристику я получил весьма неудовлетворительную, а комсомольцем так и не стал. Даже в армии меня не приняли в комсомол, несмотря на мои неоднократные попытки.
Итак, я был этаким юным диссидентом, однако в последние годы, когда режим ослаб, его перестали бояться и, значит, уважать; когда он уже стал смешон и ругать коммунизм стало общим правилом, я, вдруг, открыл его, то есть коммунизм, для себя. Перестройку я не принимал. Всё в ней казалось мне фальшивым.
Однажды, на день рождения мне подарили цитатник Мао Цзе-дуна на русском языке. Я носил его в кармане и время от времени почитывал. Мао, Пол Пот в моём представлении были подлинными коммунистами. Они не искали компромиссов. Как-то я поехал в Крым, там я вообразил себя партизаном, бродил по горам с цитатником Мао в кармане, и размышлял. В какой-то момент человек должен делом доказать приверженность идее, а поскольку делать я ничего не мог, тем более - в одиночку, я решил вступить в Коммунистическую партию (КПСС). Это был май 1991 года. Вернувшись на работу (НИИТП - почтовый ящик), я нашёл парторга, взял бланк и написал заявление с просьбой принять меня «кандидатом в члены КПСС». Я нашёл двух рекомендателей, было назначено заседание парторганизации.
Так вот: это был май 91-го. На собрании было очень много людей, которых я считал оппортунистами, да и просто - людей без каких-либо убеждений. Многие из них поддерживали реформы, и мне уже тогда было ясно, что они выйдут из Партии, как только это станет возможно, ибо членство в её рядах пятнает их биографию. Короче, один из них спросил меня: «Что для вас Партия?»
Я ответил, что мне близки её идеи, и я хотел бы поддержать Партию именно сейчас, когда она несёт большой урон. «А знаете ли вы, что в документах КПСС говорится об отношении к труду? А вы почему ничего не делаете на работе?» А я был инженер. Я ответил, что не усматриваю противоречия, что жизнь сложна, что не все нашли себя в труде, и я, например, совершил ошибку, окончив МАИ с дипломом инженера-механика. Однако, моё объяснение сочли неудовлетворительным и общим открытым голосованием рекомендовали изменить своё отношение к труду. «А там - посмотрим...»
Я немного разочаровался в КПСС. А тут её и разогнали...
Но я по-прежнему - коммунист. Несмотря даже на то, что сегодня это слово стало ругательным в языке моих сограждан.
Я знаю, в течении 20-го столетия коммунисты внесли много смуты в империалистическое болото. Мне это нравится.
Когда я помру , попрошу друзей выбить на могильной плите слова:
«ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ КОММУНИСТ»
И пусть все ссут, срут на неё, пусть валят камень в бессильной злобе - мне будет весело лежать !

Со слов Александра Маргорина записала Анна Кузнецова. 1993г.

Александр Маргорин